Регистрация >>>

ЧУДЬ

th_89f38541Чудь — собирательное древнерусское название ряда финно-угорских племён и народов, как правило, прибалтийско-финской группы (ср. водь, весь, сумь, емь).
Народная версия происхождения слова «чудь» состоит в том, что язык чуди был непонятным, «чудным». Однако в ряде финно-угорских языков похожим словом называют мифологического персонажа (см. ниже)[1]. В специальных этимологических работах предполагается, что первоначально этим словом обозначали восточных германцев, возможно, готов. Вероятный источник — готское слово þiudа «народ», имеющее праиндоевропейское происхождение. Одного корня с «чудь» прилагательное «чужой».
В зависимости от контекста под «чудью» древнерусские летописные источники, очевидно, разумеют разные финно-угорские народы:

В «Повести временных лет» (859 год), летописец сообщает, что «варяги из заморья обложили данью чудь, ильменских словен, мерю и кривичей, а хазары — полян, северян, вятичей»; здесь проводится различие между мерей и чудью. В XIX веке историком C. М. Соловьёвым на IV археологическом съезде было высказано предположение, что чудью, о которой упоминает «Повесть временных лет» в рассказе о призвании Рюрика, следует считать водь — жителей Водской пятины Земли Новгородской, потомки которых проживали в то время в Нарвском уезде, их тогда в быту называли чудью.
В сообщении за 882 год, когда Олег «отправился в поход и взял с собой много воинов: варягов, ильменских словен, кривичей, весь, чудь и пришёл к Смоленску и взял город», наряду с чудью упоминается и весь. Хотя летописец не отождествляет весь с чудью, вепсы официально именовались в Российской империи «чудью» до самого 1917 года.
В 1030 году Ярослав Мудрый предпринял поход на чудь («и победил их, и поставил город Юрьев»). Как можно понять из географического контекста, под «чудью» здесь имеются в виду эсты. В более поздних сообщениях летописей эсты и сету всегда называются чудью, причём последние известны с уточнением «чудь псковская». Из летописных источников известно, что знатные представители чуди жили в Новгороде (Чудинцева улица) и Киеве (двор Чудин, куда переселил «лучших мужей» из кривичей, вятичей, новгородцев и чуди в 982 году Владимир Святославич).
Начиная с XIII века, помимо эстов, «чудью» называют также и другие родственные им прибалтийско-финские народности, жившие в пределах Новгородской республики, — не только весь и водь, но также ижору и корелу, а в Заволочье также чудь заволочскую. Не исключено, что последнее представляет собой не просто имя предков народа коми, но собирательное название для нескольких разных племён. С XV века в оборот входит насмешливое обозначение этих народов — чухна.